Follow by Email

понедельник, 3 августа 2015 г.

О праве и о государстве

О праве.
В теории права, относительно его регулятивной функции существуют разные точки зрения. Преобладающей в настоящее время является та, согласно которой регулятивная функция права затрагивает внешнюю форму поведения людей и не касается их внутренних мотивов.
Различные философско-правовые учения дают понятию «право» разноречивые определения в зависимости от глубины философского понимания бытия и избираемой ими системы ценностей. Наиболее распространенным и общим в этих трактовках является утверждение о том, что право есть совокупность принципов и правил (норм) поведения людей, определяющих границы свободы их действий, в рамках которых происходит согласование форм проявления воли и содержание взаимодействия участников общественных отношений. Совокупность этих норм поведения обеспечивается принудительной силой государства, посредством реализации его исключительного права на осуществление насилия в установленном законом порядке.
Предыдущий абзац, наверняка, непривычно звучит для обыденного восприятия. Но, таково право и такова юридическая наука, которые, по сути, сформировали свой специфический язык и свой терминологический аппарат, посредством которого и осуществляется государственное управление социальными процессами в правовом государстве.
В древние времена правоведы (юристы) имели особый статус жреца, который в социальной иерархии занимал место над всем обществом, а общественное правовое сознание того времени помещало его между небом (вечностью) и землей (бренностью). Задача такого древнего юриста состояла в том, чтобы разрешить возникающие общественные противоречия таким образом, чтобы это порождало стабильность общественных отношений и учитывало мистический характер общественного правосознания того времени. Жрец-юрист фактически совмещал функции законодателя, правоприменителя, и исполнителя юридического акта, он «рождал» норму права специально для разрешения сложившегося противоречия, придавая ей мистический характер для действенности, и чем универсальнее получалась такая норма, тем выше возрастал авторитет её автора. Некоторые из таких жреческих норм права известны и в наши дни, например: «кровь – за кровь».
Как говорится, – кратко, но ёмко.
По мере развития научного знания мистицизм уступил место научности. Юридическая мысль на одном месте тоже не стояла и потихоньку продолжала эволюционировать вслед за системой общественных отношений, которая, следует заметить, за минувшие пять тысяч лет (более или менее изученные историками и археологами) совершила грандиозный прорыв только в нашей эре. До нашей эры тысячелетия человечества походили друг на друга, почти как братья близнецы, что, кстати, интересно уже само по себе. С чего бы это так?
Тем не менее, со временем правоведы «растерзали» гранит обыденной жизни в «юридическом коллайдере» правовой науки, сегментировали и разложили общественные отношения и сам механизм их правового регулирования на элементарные частицы. Обнаружили в норме права гипотезу, диспозицию и санкцию, и трансформировали обычные отношения в правоотношения. Исследовали всевозможные причинно-следственные связи и смоделировали многосложную матрицу взаимодействия институтов государства, права и личности человека, создав для защиты от произвола и волюнтаризма правовое поле государства.
Правда, справедливости ради, следует признать, что в нашем обыденном сознании достаточно часто закон воспринимается как дышло – (куда повернули, туда и вышло). Да, и к действующим нормам права периодически возникают претензии не только у «любителей», но и у профессионалов, и принятые ещё совсем недавно нормы права тут же совершенствуются, в часть из них вносятся изменения, а часть отменяется и вместо них вводятся новые.
Само же право, как утверждают ученые правоведы, не претендует на эксклюзивность и единственность своего регулирующего воздействия на общественные отношения. Этику и эстетику отношений, их такт и милосердие, мораль и нравственность право не отменяет, а лишь дополняет, юридически закрепляя их минимальный общеобязательный и гарантируемый государством уровень. Таков беглый обзор института права.
О государстве.
Государство как объект включает: территорию, население и властно-политическую (силовую) структуру, которая осуществляет государственную власть на данной территории, и от имени населения государства обеспечивает суверенитет государственного интереса во взаимодействии с другими государствами.
Государству свойственны и некоторые дополнительные признаки, во‑первых: это монополия на правотворчество, во‑вторых: монополия на легальное применение силы; в‑третьих: это государственные символы и, в‑четвёртых: это государственные идеи и представления о добре и зле.
О четвёртом признаке, впрочем, мнения разнятся. Дело в том, что теория государства и права исследует государство несколько уже, и в объекте (государстве) имеет свой предмет, называя его также государством, но подразумевает под ним, по большей части, именно властный аппарат. Однако, именно по этой причине, как мне представляется, четвертый признак государства должен иметь место быть.
Вопрос о том, что первично – государство или право? Как и вопрос: что первично – яйцо или курица? В принципе, отвечает сам на себя. Как не возможно рождение курицы без яйца, так и не возможно появления государства без права; и как невозможно появления яиц без курицы, так невозможно и появление права без государства. Государство и право нераздельны, но, в то же самое время, каждый из этих институтов имеет свою специфику и свои пределы автономности.
Мыслители-государственники придерживаются идеи о главенстве государства над правом, поскольку полагают, что именно властная сила государства обеспечивает исполнение законов. Мыслители-правоведы отдают главенство праву, потому, что видят в обязательности исполнения норм права залог благополучия в обществе. При этом следует признать, что позиции обеих сторон небезосновательны. Право, как показывает практика, следует за развитием общественных отношений, но пока не сформирована норма права для впервые возникшего вида отношений, государству их надлежит регулировать хотя бы в «ручном режиме». С другой стороны, власть всегда стремится к безграничности, а достигнув её, может утратить чувство меры и таких дел натворить, что мало никому не покажется. Так что важность внешнего сдерживающего фактора для государственной власти в виде государственного права недооценивать нельзя.

Для того же, чтобы функционирование государства приобрело более системный и предсказуемый характер, а государственное управление получило более чёткое целеполагание, в правовом государстве необходимо выработать не только социальную и экономическую политику, но и политику правовую, придав ей статус доктрины государственного развития.

Комментариев нет:

Отправить комментарий